Голявкин «карусель в голове» читать

Читать Карусель в голове (рассказы)

Виктор Голявкин

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

разные рассказы

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей. — Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу.

— Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах. — Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть. — Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят.

— Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит. — В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока. — И я написал большими буквами на весь лист:

ВИЛИСАПЕТ ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ САМАЛЁТ ВИРТАЛЁТ ХАКЕЙ

Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

МОРОЖЕНОЕ

Отец прочёл и говорит: — Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём. Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю: — До которого часу? — До лучших времён. — До каких? — До следующего окончания учебного года.

— Почему? — Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах. Как будто у слов есть ноги! А мороженое мне уже сто раз покупали…

НЕ-А…

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа. — Не мешает тебе чёлка? — спросил я. — Не-а. — Меня видишь? — Не-а. — Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь? — А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула. — И часто дуть приходится? — А что? — Не устаёшь? — Не-а.

— С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти! — Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он. — Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил: — Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает. — И обратно не прилетает? — Я вам серьёзно говорю.

— Но нельзя ведь всё время трясти головой! — Почему нельзя? — Голова заболит от беспрерывных трясок. — Не-а. — Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает? — Два раза в суп и три раза в кисель… — Ну и как? — Смешно. — Неужели? — А что? — А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает? — Не-а.

— Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь? — Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю. — Ну и ну! — А что?

— А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь? — Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают. — И видно? — Ну, не очень.

А что? — Тряс головой бы тогда и дул. — От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу… — Сознался хоть. — А что? — М-да… Много у тебя хлопот. — Не-а… — А что? — передразнил я.

— Это вы меня спрашиваете? — Не-а, — сказал я. — Хватит с меня.

РАЗРЕШИТЕ ПРОЙТИ!

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал: — Чего под ногами болтаешься! Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами.

Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами! Шёл домой старик. Но разве он мог пройти? Он сказал: — Разрешите. И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях. Ведь он ждал своего приятеля.

Зачем же хватать его за шиворот? Хотя… Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

ВОТ ЧТО ИНТЕРЕСНО!

Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О кружочек, и Т — молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел. Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку: — Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду. И он тут же бежал на кухню мыть посуду.

И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве. А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился.

Зато Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в письмах родителям. И читала ему вслух. А Гога, устроившись поудобней на диване, слушал с закрытыми глазами. «А зачем мне учиться читать, — рассуждал он, если бабушка мне вслух читает». Он и не старался. И в классе он увиливал как мог.

Учительница ему говорит: — Прочти-ка вот здесь. Он делал вид, что читает, а сам рассказывал по памяти, что ему бабушка читала. Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил: — Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не дуло. Или: — У меня так кружится голова, что я сейчас, наверное, упаду…

Он так искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала. Врач спросил: — Как здоровье? — Плохо, — сказал Гога. — Что болит? — Всё. — Ну, иди тогда в класс. — Почему? — Потому что у тебя ничего не болит. — А вы откуда знаете? — А ты откуда знаешь? — засмеялся врач. И он слегка подтолкнул Гогу к выходу.

Больным Гога больше никогда не притворялся, но увиливать продолжал. И старания одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

— Давай будем серьёзно учиться, — сказала ему Маша. — Когда? — спросил Гога. — Да хоть сейчас. — Сейчас я приду, — сказал Гога. И он ушёл и не вернулся. Потом к нему Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл букварь, Гога полез под парту. — Ты куда? — спросил Гриша. — Иди сюда, — позвал Гога. — Зачем? — А здесь нам никто мешать не будет.

— Да ну тебя! — Гриша, конечно, обиделся и сейчас же ушёл. Больше к нему никого не прикрепляли. Время шло. Он увиливал. Приехали Гогины родители и обнаружили, что их сын не может прочесть ни строчки. Отец схватился за голову, а мать за книжку, которую она привезла своему ребёнку. — Теперь я каждый вечер, — сказала она, — буду читать вслух эту замечательную книжку своему сыночку.

Бабушка сказала: — Да, да, я тоже каждый вечер читала вслух Гогочке интересные книжки. Но отец сказал: — Очень даже напрасно вы это делали. Наш Гогочка разленился до такой степени, что не может прочесть ни строчки. Прошу всех удалиться на совещание. И папа вместе с бабушкой и мамой удалились на совещание.

А Гога сначала заволновался по поводу совещания, а потом успокоился, когда мама стала ему читать из новой книжки. И даже заболтал ногами от удовольствия и чуть не сплюнул на ковёр. Но он не знал, что это было за совещание! Что там постановили! Итак, мама прочла ему полторы страницы после совещания. А он, болтая ногами, наивно воображал, что так и будет дальше продолжаться.

Но когда мама остановилась на самом интересном месте, он опять заволновался. А когда она протянула ему книгу, он ещё больше заволновался. — А дальше читай сам, — сказала ему мама. Он сразу предложил: — Давай я тебе, мамочка, вымою посуду. И он побежал мыть посуду. Но и после этого мама отказывалась читать. Он побежал к отцу.

Отец строго сказал, чтобы он никогда больше не обращался к нему с такими просьбами. Он сунул книгу бабушке, но она зевнула и выронила её из рук. Он поднял с пола книгу и опять отдал бабушке. Но она опять выронила её из рук.

Нет, раньше она никогда так быстро не засыпала в своём кресле! «Действительно ли, — думал Гога, — она спит, или ей на совещании поручили притворяться?» Гога дёргал её, тормошил, но бабушка и не думала просыпаться. А ему так хотелось узнать, что дальше происходит в этой книжке! В отчаянии он сел на пол и стал рассматривать картинки.

Но по картинкам трудно было понять, что там дальше происходит. Он принёс книгу в класс. Но одноклассники отказывались ему читать. Даже мало того: Маша тут же ушла, а Гриша вызывающе полез под парту. Гога пристал к старшекласснику, но тот щёлкнул его по носу и засмеялся. Как дальше быть? Ведь он так никогда и не узнает, что дальше в книге написано, пока не прочтёт её.

Источник: http://online-knigi.com/page/56993

Виктор Голявкин: Карусель в голове

Виктор Голявкин

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

Разные рассказы

К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей.

— Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу. — Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах.

— Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть.

— Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят.

— Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит.

— В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока. — И я написал большими буквами на весь лист:

ВИЛИСАПЕТ

ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ

САМАЛЁТ

ВИРТАЛЁТ

ХАКЕЙ

Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

МОРОЖЕНОЕ

Отец прочёл и говорит:

— Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём.

Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю:

— До которого часу? — До лучших времён.

— До каких?

— До следующего окончания учебного года.

— Почему?

— Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах. Как будто у слов есть ноги! А мороженое мне уже сто раз покупали…

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа.

— Не мешает тебе чёлка? — спросил я.

— Не-а.

— Меня видишь?

— Не-а.

— Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь?

— А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула.

— И часто дуть приходится?

— А что?

— Не устаёшь?

— Не-а.

— С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти!

— Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он.

— Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил:

— Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает.

— И обратно не прилетает?

— Я вам серьёзно говорю.

— Но нельзя ведь всё время трясти головой!

— Почему нельзя?

— Голова заболит от беспрерывных трясок.

— Не-а.

— Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает?

— Два раза в суп и три раза в кисель…

— Ну и как?

— Смешно.

— Неужели?

— А что?

— А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает?

— Не-а.

— Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь?

— Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю.

— Ну и ну!

— А что?

— А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь?

— Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают.

— И видно?

— Ну, не очень. А что?

— Тряс головой бы тогда и дул.

— От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу…

— Сознался хоть.

— А что?

— М-да… Много у тебя хлопот.

— Не-а… —

А что? — передразнил я.

— Это вы меня спрашиваете?

— Не-а, — сказал я.

— Хватит с меня.

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал:

— Чего под ногами болтаешься!

Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами.

Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами!

Шёл домой старик.

Но разве он мог пройти?

Он сказал: — Разрешите.

И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/detskaya-literatura/prochaya-detskaya-literatura/265396-viktor-golyavkin-karusel-v-golove.html

Книга Карусель в голове (сборник) читать онлайн бесплатно, автор Виктор Голявкин на Fictionbook

Скачать полностью

© В. Голявкин, наследники, текст, 2017

© В. Минеев, иллюстрации, 2017

© Состав, макет. ООО «РОСМЭН», 2017

Тетрадки под дождём

На перемене Марик мне говорит:

– Давай убежим с урока. Смотри, как на улице хорошо!

– А вдруг тётя Даша задержит с портфелями?

– Нужно портфели в окно побросать.

Глянули мы в окно: возле самой стены сухо, а чуть подальше – огромная лужа. Не кидать же портфели в лужу! Мы сняли ремни с брюк, связали их вместе и осторожно спустили на них портфели. В это время звонок зазвенел. Учитель вошёл. Пришлось сесть на место. Урок начался. Дождь за окном полил.

Читайте также:  9 мая в доу. сценарий утренника день победы для детского сада

Марик записку мне пишет:

«Пропали наши тетрадки».

Я ему отвечаю:

«Пропали наши тетрадки».

Он мне пишет:

«Что делать будем?»

Я ему отвечаю:

«Что делать будем?»

Вдруг вызывают меня к доске.

– Не могу, – говорю, – я к доске идти.

«Как же, – думаю, – без ремня идти?»

– Иди, иди, я тебе помогу, – говорит учитель.

– Не надо мне помогать.

– Ты не заболел ли, случайно?

– Заболел, – говорю.

– А с домашним заданием как?

– Хорошо с домашним заданием.

Учитель подходит ко мне.

– А ну, покажи тетрадку.

Я молчу.

– Что с тобой происходит?

Я молчу.

– Придётся тебе поставить двойку.

Он открывает журнал и ставит мне двойку, а я думаю о своей тетрадке, которая мокнет сейчас под дождём.

Поставил учитель мне двойку и спокойно так говорит:

– Какой-то ты сегодня странный…

Яандреев

Всё из-за фамилии происходит. Я по алфавиту первый в журнале; чуть что, сразу меня вызывают. Поэтому и учусь хуже всех. Вот у Вовки Якулова все пятёрки. С его фамилией это нетрудно – он по списку в самом конце. Жди, пока его вызовут.

А с моей фамилией пропадёшь. Стал я думать, что мне предпринять. За обедом думаю, перед сном думаю – никак ничего не могу придумать. Я даже в шкаф залез думать, чтобы мне не мешали. Вот в шкафу-то я это и придумал.

Прихожу в класс, заявляю ребятам:

– Я теперь не Андреев. Я теперь Яандреев.

– Мы давно знаем, что ты Андреев.

– Да нет, – говорю, – не Андреев, а Яандреев, на «Я» начинается – Яандреев.

– Ничего не понятно. Какой же ты Яандреев, когда ты просто Андреев? Таких фамилий вообще не бывает.

– У кого, – говорю, – не бывает, а у кого и бывает. Это позвольте мне знать.

– Удивительно, – говорит Вовка, – почему ты вдруг Яандреевым стал!

– Ещё увидите, – говорю.

Подхожу к Александре Петровне:

– У меня, знаете, дело такое: я теперь Яандреевым стал. Нельзя ли в журнале изменить, чтобы я на «Я» начинался?

– Что за фокусы? – говорит Александра Петровна.

– Это совсем не фокусы. Просто мне это очень важно. Я тогда сразу отличником буду.

– Ах, вот оно что! Тогда можно. Иди, Яандреев, урок отвечать.

Я пуговицу себе сам пришил!

Я пуговицу себе сам пришил.

Правда, я её криво пришил, но ведь я её сам пришил! А меня мама просит убрать со стола, как будто бы я не помог своей маме, – ведь пуговицу я сам пришил! А вчера вдруг дежурным назначили в классе.

Очень мне нужно дежурным быть! Я ведь пуговицу себе сам пришил, а они кричат: «На других не надейся!» Я ни на кого не надеюсь. Я всё сам делаю – пуговицу себе сам пришил…

Как я под партой сидел

Только к доске отвернулся учитель, а я раз – и под парту. Как заметит учитель, что я исчез, ужасно, наверное, удивится.

Интересно, что он подумает? Станет спрашивать у всех, куда я делся, – вот смеху-то будет! Уже пол-урока прошло, а я всё сижу.

«Когда же, – думаю, – он увидит, что меня в классе нет?»

А под партой трудно сидеть. Спина у меня заболела даже. Попробуй-ка так просиди! Кашлянул я – никакого внимания. Не могу больше сидеть. Да ещё Серёжка мне в спину ногой всё время тычет. Не выдержал я. Не досидел до конца урока. Вылезаю и говорю:

– Извините, Пётр Петрович…

Учитель спрашивает:

– В чём дело? Ты к доске хочешь?

– Нет, извините меня, я под партой сидел…

– Ну и как, там удобно сидеть, под партой? Ты сегодня сидел очень тихо. Вот так бы всегда на уроках.

Передвижение комода

Маше семь лет. Она ходит в школу в первый класс и учится на отлично. Её ставят в пример как лучшую ученицу. А однажды вот что случилось. Она не выучила урока и вообще ничего не могла ответить. Весь класс пришёл в удивление, и все мальчики и девочки подумали: «Вот это да!»

Учитель строго взглянул на неё.

– Объясни мне, что это значит?

Маша заплакала и объяснила всё по порядку:

– У нас большое несчастье. Мама передвигала комод. А братик сидел на полу. Он крутил волчок. Волчок закатился под комод. Братик полез за волчком. И мама ему прищемила живот. Братика увезли в больницу. Все плакали очень сильно, и я не могла учить урок.

Мальчики и девочки подумали: «Вот это да!» А учитель сказал:

– Раз такое дело, это совсем другое дело. – И погладил Машу по голове.

Прошло несколько дней. Учитель встретил Машину маму. Он ей говорит:

– У вас такое несчастье. Вы придавили сына комодом. Мы все вам сочувствуем.

– Что вы, что вы! – сказала мама. – У меня нет ни комода, ни сына. У меня только дочка.

Болтуны

Сеня и его сосед по парте не заметили, как вошёл учитель. Сеня нарисовал на ладони себя и показал соседу.

– Это я, – сказал он. – Похоже?

– Нисколько, – ответил Юра, – у тебя не такие уши.

– А какие же у меня уши?

– Как у осла.

– А у тебя нос – как у бегемота.

– А у тебя голова – как еловая шишка.

– А у тебя голова – как ведро.

– А у тебя во рту зуба нет…

– А ты рыжий.

– А ты селёдка.

– А ты вуалехвост.

– А что это такое?

– Вуалехвост – и всё.

– А ты первердер…

– Это ещё что значит?

– Значит, что ты первердер.

– А ты дырбыртыр.

– А ты выртырвыр.

– А ты ррррррр…

– А ты ззззззз…

– А ты… ы! – сказал Юра и увидел рядом учителя.

– Хотел бы я знать, – спросил учитель, – кто же всё-таки вы такие?

Как мы на самолёте летали

Приезжаем на аэродром. Нас шефы-лётчики пригласили.

Весь класс наш в один самолёт уместился. Прямо дом, а не самолёт! Хочешь – сиди, хочешь – стой, что хочешь делай! Валерка петь стал. Только когда загудел самолёт, он почему-то вдруг перестал петь.

– Летим уже? – спрашивает. – Или нет?

Кто-то как закричит:

– Летим! Летим!

– Я боюсь, – говорит Валерка. – Зачем я только в кино не пошёл! – И зубами стучит.

Я ему говорю:

– С непривычки это бывает.

– А ты раньше летал? – спрашивает Валерка.

– Я на катере ездил. А это почти что одно и то же. Мы с отцом с катера рыбу ловили.

Вдруг выходит к нам лётчик. Улыбается, спрашивает:

– Ну как?

Валерка как заорёт:

– Ой, идите за руль! Самолёт упадёт! – И заплакал.

Лётчик смеётся:

– Не беспокойся. Там ведь ещё лётчик есть.

Валерка перестал плакать.

– Эх ты, плакса! – говорит лётчик. – Девочки на тебя смотрят.

Катя услышала и говорит:

– Мы на него совсем не смотрим. Мы в окно смотрим.

А лётчик не отстаёт:

– Они даже смотреть на тебя не хотят; эх ты, трусишка!

Мишка Колосов говорит:

– Чудак Валерка. Сначала пел, а потом стал бояться.

Лёнька Скориков говорит:

– Это он, наверное, от страха пел.

Тут самолёт на снижение пошёл.

Вышли мы из самолёта.

– Эх, – говорит Валерка, – хорошо бы ещё покататься.

– Вот и прекрасно, – улыбается лётчик, – сейчас будем на вертолёте кататься.

Я обернулся – нет Валерки.

– Где Валерка? – спрашивают ребята.

Наверное, он в кино пошёл!..

Лукьян

Катю вызвали отвечать урок, а Маша в окно засмотрелась. Катя подсказку ждёт, а Маша видит собаку Лукьяна и говорит тихо, вслух:

– Лукьян…

Катя думала, ей подсказали, и повторяет:

– Лукьян…

– При чём тут Лукьян?! – удивился учитель.

Учитель сердито смотрит на Катю.

Катя сердито смотрит на Машу.

А Маша спокойно смотрит в окно.

Язык

Ребята работали. А Петя сел на ступеньку. И так сидел. Очень нужно работать!

Но сидеть надоело.

Он кошку увидел.

Поймал её.

Показал кошке шиш, посвистел кошке в ухо, подул на неё, скорчил несколько рож, спел три песни, язык показал.

Она его цап лапой по языку!

Он сразу петь перестал.

Заорал, кошку выпустил и помчался к ребятам…

Лучше поздно, чем никогда!

Как я помогал маме мыть пол

Я давно собирался пол вымыть. Только мама не разрешала мне. «Не получится, – говорит, – у тебя…»

– Посмотрим, как не получится!

Трах! – опрокинул ведро и пролил всю воду. Но я решил, так даже лучше. Так гораздо удобнее мыть пол. Вся вода на полу; тряпкой три – и всё дело. Воды маловато, правда. Комната-то у нас большая.

Придётся ещё ведро воды на пол вылить. Вылил ещё ведро, вот теперь красота! Тру тряпкой, тру – ничего не выходит. Куда же воду девать, чтобы пол был сухой? Без насоса тут ничего не придумать. Велосипедный насос нужно взять.

Перекачать воду обратно в ведро.

Но когда спешишь, всё плохо выходит. Воды на полу не убавилось, и в ведре пусто. Наверно, насос испортился.

Придётся теперь с насосом повозиться.

Тут мама в комнату входит.

– Что такое, – кричит, – почему вода?

– Не беспокойся, мама, всё будет в порядке. Надо только насос починить.

– Какой насос?

– Чтобы воду качать…

Мама взяла тряпку, смочила в воде, потом выжала тряпку в ведро, потом снова смочила, опять в ведро выжала. И так несколько раз подряд. И воды на полу не стало.

Всё оказалось так просто. А мама мне говорит:

– Ничего. Ты мне всё же помог.

Новая рубашка

Хотя на дворе мороз и снег, я расстегнул пальто на все пуговицы и заложил за спину руки.

Пусть все видят мою рубашку, которую мне сегодня купили!

Я ходил по двору взад-вперёд, поглядывая на окна. Шёл с работы мой старший брат.

– О, – сказал он, – какая прелесть! Только смотри не простудись.

Он взял меня за руку, привёл домой и надел мне рубашку поверх пальто.

– Теперь гуляй, – сказал он. – Какая прелесть!

Неохота всё время пешком ходить

Неохота всё время пешком ходить. Прицепился сзади к грузовику и еду. Вот и школа за поворотом. Только вдруг грузовик быстрей пошёл. Будто нарочно, чтоб я не слез. Школу уже проехали. У меня уже руки держаться устали. И ноги совсем затекли. А вдруг он так целый час будет мчаться?

Пришлось в кузов забраться. А в кузове мел был какой-то насыпан. Я в этот мел и упал. Такая пыль поднялась, что я чуть не задохся. Сижу на корточках. За борт машины держусь руками. Трясёт вовсю! Боюсь, шофёр меня заметит – ведь сзади в кабине окошечко есть. Но потом понял: он не увидит меня – в такой пыли трудно меня увидеть.

Уже за город выехали, где дома новые строят. Здесь машина остановилась. Я сейчас же выпрыгнул – и бежать.

Хотелось всё же в школу успеть, несмотря на такой неожиданный поворот дела.

На улице все на меня смотрели. Даже пальцем показывали. Потому что я весь белый был. Один мальчишка сказал:

– Вот здорово! Это я понимаю!

А одна девочка маленькая спросила:

– Ты настоящий мальчик?

Потом собака чуть не укусила меня…

Не помню уж, сколько я шёл пешком. Только к школе когда подходил, все из школы уже выходили.

Источник: https://fictionbook.ru/author/viktor_golyavkin/karusel_v_golove_sbornik/read_online.html

Карусель в голове

Виктор Голявкин (1929–2001) – детский писатель-юморист, короткими веселыми рассказами которого зачитывались не только дети, но и взрослые. В 2002 году Международный совет по детской книге отметил творчество писателя Почетным дипломом.

«Карусель в голове» – это веселые, порой курьезные, порой поучительные истории и зарисовки из жизни мальчишек и девчонок, в которых ребята легко узнaют себя, а их родители с улыбкой вспомнят собственное детство.

Карусель в голове Не-а Вот что интересно Корреспондент Гера Крошечкин Два подарка Забыл! Настоящая дружба Быстрей, быстрей! Фонарики Сплошные чудеса Отдохни, Саня! Живопись и самолеты Пять елок Когда споткнется Дед Мороз Эх, Катя, Катя! Смеяться и думать Сотый рассказ Неужели Вы не понимаете, Катерина Митрофановна? Совесть История с резинками, которые жуют Мяч и чиж Как мы в трубу лазали Спина, которая загорела Надоедливый Миша 2 Как я боялся Елка и заяц в придачу Серебряные туфли Я сейчас приду Как-нибудь Если бы Все смотрите на мой пенал! Когда? Хочу лошадь

Произведение относится к жанру Книги для детей. Оно было опубликовано в 2010 году издательством Махаон. Книга входит в серию «Веселая компания». На нашем сайте можно скачать книгу «Карусель в голове» в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt или читать онлайн. Рейтинг книги составляет 4.53 из 5.

Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

Если того же Драгунского или Успенского читаешь, или Давыдычева, или Зощенко — так вот ну просто умора

2/5keep_calm

И даже то, что оканчивается книга победой, возвращением солдат домой, не смягчает пронзительного финала

4/5Машина Елена

Очень интересная книга- 7 летний сын с удовольствие читает!

5/5Мызникова Екатерина

Да, создаётся впечатление «недописанности», как будто не хватает в конце завершающей точки

4/5Плахова Татьяна

А дальше идет уже другая, не связанная с предыдущей история и тоже без конца

4/5Маслова Галина

Это первая книжка, которую мой 6,5-летний сын захотел почитать сам себе на ночь, когда я не смогла ему читать

4/5Филиппова Виктория

Хорошо читать вместе со своим ребенком ,отдыхаешь от легких ,веселых историй ,которые происходят с детьми в книге

4/5Ситникова Юлия

Оформление простое, но отражает сюжет, правда, иногда следующего рассказа, что для ребенка «удивительно»)

4/5Dollyru

В книге собраны избранные стихотворения современников и друзей А.С

4/5Кисточка

Знаю людей, самозабвенно изучавших лягушек, жуков, мух и ставших впоследствии отличными врачами; детей, которых ранее не удавалось засадить за книги, но зачитавшихся данными романами

4/5Tiger.

Хотельсь бы отметить, что рассказы, на мой взгляд, больше расчитаны для мальчиков

4/5Лилианна

С трудом удалось подобрать картинки, по сюжету соответствующие более старшему чем 5-8 лет возрасту

4/5Tiger.

Информация обновлена: 27.08.2018

Источник: http://avidreaders.ru/book/karusel-v-golove.html

Карусель в голове | Страница 1 | Онлайн-библиотека

К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей.

— Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу. — Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах.

— Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть.

— Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят.

— Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит.

Читайте также:  Летние подвижные игры для детей 4-5-6 лет

— В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока. — И я написал большими буквами на весь лист:

ВИЛИСАПЕТ

ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ

САМАЛЁТ

ВИРТАЛЁТ

ХАКЕЙ

Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

МОРОЖЕНОЕ

Отец прочёл и говорит:

— Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём.

Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю:

— До которого часу? — До лучших времён.

— До каких?

— До следующего окончания учебного года.

— Почему?

— Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах. Как будто у слов есть ноги! А мороженое мне уже сто раз покупали…

Не-а…

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа.

— Не мешает тебе чёлка? — спросил я.

— Не-а.

— Меня видишь?

— Не-а.

— Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь?

— А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула.

— И часто дуть приходится?

— А что?

— Не устаёшь?

— Не-а.

— С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти!

— Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он.

— Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил:

— Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает.

— И обратно не прилетает?

— Я вам серьёзно говорю.

— Но нельзя ведь всё время трясти головой!

— Почему нельзя?

— Голова заболит от беспрерывных трясок.

— Не-а.

— Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает?

— Два раза в суп и три раза в кисель…

— Ну и как?

— Смешно.

— Неужели?

— А что?

— А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает?

— Не-а.

— Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь?

— Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю.

— Ну и ну!

— А что?

— А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь?

— Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают.

— И видно?

— Ну, не очень. А что?

— Тряс головой бы тогда и дул.

— От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу…

— Сознался хоть.

— А что?

— М-да… Много у тебя хлопот.

— Не-а… —

А что? — передразнил я.

— Это вы меня спрашиваете?

— Не-а, — сказал я.

— Хватит с меня.

Разрешите пройти!

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал:

— Чего под ногами болтаешься!

Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами.

Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами!

Шёл домой старик.

Но разве он мог пройти?

Он сказал: — Разрешите.

И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.

Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать его за шиворот?

Хотя…

Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

Вот что интересно!

Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О кружочек, и Т — молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел.

Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку:

— Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду.

И он тут же бежал на кухню мыть посуду. И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве. А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился.

Зато Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в письмах родителям. И читала ему вслух. А Гога, устроившись поудобней на диване, слушал с закрытыми глазами. «А зачем мне учиться читать, — рассуждал он, если бабушка мне вслух читает».

Он и не старался.

И в классе он увиливал как мог.

Учительница ему говорит:

— Прочти-ка вот здесь.

Он делал вид, что читает, а сам рассказывал по памяти, что ему бабушка читала.

Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил:

— Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не дуло. Или:

— У меня так кружится голова, что я сейчас, наверное, упаду…

Он так искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала.

Врач спросил:

— Как здоровье?

— Плохо, — сказал Гога.

— Что болит?

— Всё.

— Ну, иди тогда в класс.

— Почему?

— Потому что у тебя ничего не болит.

— А вы откуда знаете?

— А ты откуда знаешь? — засмеялся врач.

И он слегка подтолкнул Гогу к выходу.

Больным Гога больше никогда не притворялся, но увиливать продолжал.

И старания одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

— Давай будем серьёзно учиться, — сказала ему Маша.

— Когда? — спросил Гога.

— Да хоть сейчас.

— Сейчас я приду, — сказал Гога. И он ушёл и не вернулся.

Потом к нему Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл букварь, Гога полез под парту.

— Ты куда? — спросил Гриша.

— Иди сюда, — позвал Гога.

— Зачем?

— А здесь нам никто мешать не будет.

— Да ну тебя! — Гриша, конечно, обиделся и сейчас же ушёл.

Больше к нему никого не прикрепляли.

Время шло. Он увиливал.

Приехали Гогины родители и обнаружили, что их сын не может прочесть ни строчки. Отец схватился за голову, а мать за книжку, которую она привезла своему ребёнку.

— Теперь я каждый вечер, — сказала она, — буду читать вслух эту замечательную книжку своему сыночку. Бабушка сказала:

— Да, да, я тоже каждый вечер читала вслух Гогочке интересные книжки. Но отец сказал:

— Очень даже напрасно вы это делали. Наш Гогочка разленился до такой степени, что не может прочесть ни строчки. Прошу всех удалиться на совещание.

И папа вместе с бабушкой и мамой удалились на совещание. А Гога сначала заволновался по поводу совещания, а потом успокоился, когда мама стала ему читать из новой книжки. И даже заболтал ногами от удовольствия и чуть не сплюнул на ковёр.

Но он не знал, что это было за совещание! Что там постановили!

Итак, мама прочла ему полторы страницы после совещания. А он, болтая ногами, наивно воображал, что так и будет дальше продолжаться. Но когда мама остановилась на самом интересном месте, он опять заволновался.

А когда она протянула ему книгу, он ещё больше заволновался.

— А дальше читай сам, — сказала ему мама.

Он сразу предложил:

— Давай я тебе, мамочка, вымою посуду. И он побежал мыть посуду.

Но и после этого мама отказывалась читать.

Он побежал к отцу.

Отец строго сказал, чтобы он никогда больше не обращался к нему с такими просьбами.

Он сунул книгу бабушке, но она зевнула и выронила её из рук. Он поднял с пола книгу и опять отдал бабушке. Но она опять выронила её из рук. Нет, раньше она никогда так быстро не засыпала в своём кресле! «Действительно ли, — думал Гога, — она спит, или ей на совещании поручили притворяться?» Гога дёргал её, тормошил, но бабушка и не думала просыпаться.

А ему так хотелось узнать, что дальше происходит в этой книжке!

1

Источник: http://dedushka.net/book/read/118566

Голявкин Виктор Владимирович — Карусель в голове (рассказы), Страница 1, Читать книги онлайн

Виктор Голявкин

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

разные рассказы

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей.- Мне так хочется иметь эти вещи!- сказал я отцу.

— Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах.- Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть.- Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят.

— Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит.- В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока.

— И я написал большими буквами на весь лист:

ВИЛИСАПЕТ ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ САМАЛЁТ ВИРТАЛЁТ ХАКЕЙ

Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

МОРОЖЕНОЕ

Отец прочёл и говорит: — Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём. Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю: — До которого часу?- До лучших времён.- До каких?- До следующего окончания учебного года.- Почему?

— Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах. Как будто у слов есть ноги! А мороженое мне уже сто раз покупали…

НЕ-А…

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа.- Не мешает тебе чёлка?- спросил я.- Не-а.- Меня видишь?- Не-а.- Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь?- А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает.- Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула.- И часто дуть приходится?- А что?- Не устаёшь?- Не-а.

— С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти!- Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он.- Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил: — Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает.- И обратно не прилетает?- Я вам серьёзно говорю.

— Но нельзя ведь всё время трясти головой!- Почему нельзя?- Голова заболит от беспрерывных трясок.- Не-а.- Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает?- Два раза в суп и три раза в кисель…- Ну и как?- Смешно.- Неужели?- А что?- А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает?- Не-а.

— Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь?- Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю.- Ну и ну!

— А что?

— А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь?- Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают.- И видно?- Ну, не очень.

А что?- Тряс головой бы тогда и дул.- От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу…- Сознался хоть.- А что?- М-да… Много у тебя хлопот.- Не-а…- А что?- передразнил я.

— Это вы меня спрашиваете?- Не-а, — сказал я.

— Хватит с меня.

РАЗРЕШИТЕ ПРОЙТИ!

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал: — Чего под ногами болтаешься! Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами.

Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами! Шёл домой старик. Но разве он мог пройти? Он сказал: — Разрешите. И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях. Ведь он ждал своего приятеля.

Зачем же хватать его за шиворот? Хотя… Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

ВОТ ЧТО ИНТЕРЕСНО!

Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О кружочек, и Т — молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел. Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку: — Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду. И он тут же бежал на кухню мыть посуду.

И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве. А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился. Зато Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в письмах родителям. И читала ему вслух.

А Гога, устроившись поудобней на диване, слушал с закрытыми глазами. «А зачем мне учиться читать, — рассуждал он, если бабушка мне вслух читает». Он и не старался. И в классе он увиливал как мог. Учительница ему говорит: — Прочти-ка вот здесь. Он делал вид, что читает, а сам рассказывал по памяти, что ему бабушка читала.

Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил: — Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не дуло. Или: — У меня так кружится голова, что я сейчас, наверное, упаду… Он так искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала. Врач спросил: — Как здоровье?- Плохо, — сказал Гога.- Что болит?- Всё.- Ну, иди тогда в класс.

— Почему?- Потому что у тебя ничего не болит.- А вы откуда знаете?- А ты откуда знаешь?

— засмеялся врач. И он слегка подтолкнул Гогу к выходу. Больным Гога больше никогда не притворялся, но увиливать продолжал. И старания одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

— Давай будем серьёзно учиться, — сказала ему Маша.- Когда?- спросил Гога.- Да хоть сейчас.- Сейчас я приду, — сказал Гога. И он ушёл и не вернулся. Потом к нему Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл букварь, Гога полез под парту.- Ты куда?- спросил Гриша.- Иди сюда, — позвал Гога.- Зачем?- А здесь нам никто мешать не будет.

— Да ну тебя!- Гриша, конечно, обиделся и сейчас же ушёл. Больше к нему никого не прикрепляли. Время шло. Он увиливал. Приехали Гогины родители и обнаружили, что их сын не может прочесть ни строчки. Отец схватился за голову, а мать за книжку, которую она привезла своему ребёнку.- Теперь я каждый вечер, — сказала она, — буду читать вслух эту замечательную книжку своему сыночку.

Читайте также:  Новогодний праздник для учащихся начальных классов. сценарий

Бабушка сказала: — Да, да, я тоже каждый вечер читала вслух Гогочке интересные книжки. Но отец сказал: — Очень даже напрасно вы это делали. Наш Гогочка разленился до такой степени, что не может прочесть ни строчки. Прошу всех удалиться на совещание. И папа вместе с бабушкой и мамой удалились на совещание.

А Гога сначала заволновался по поводу совещания, а потом успокоился, когда мама стала ему читать из новой книжки. И даже заболтал ногами от удовольствия и чуть не сплюнул на ковёр. Но он не знал, что это было за совещание! Что там постановили! Итак, мама прочла ему полторы страницы после совещания. А он, болтая ногами, наивно воображал, что так и будет дальше продолжаться.

Но когда мама остановилась на самом интересном месте, он опять заволновался. А когда она протянула ему книгу, он ещё больше заволновался.

— А дальше читай сам, — сказала ему мама. Он сразу предложил: — Давай я тебе, мамочка, вымою посуду. И он побежал мыть посуду. Но и после этого мама отказывалась читать. Он побежал к отцу. Отец строго сказал, чтобы он никогда больше не обращался к нему с такими просьбами. Он сунул книгу бабушке, но она зевнула и выронила её из рук.

Он поднял с пола книгу и опять отдал бабушке. Но она опять выронила её из рук. Нет, раньше она никогда так быстро не засыпала в своём кресле! «Действительно ли, — думал Гога, — она спит, или ей на совещании поручили притворяться?» Гога дёргал её, тормошил, но бабушка и не думала просыпаться.

А ему так хотелось узнать, что дальше происходит в этой книжке! В отчаянии он сел на пол и стал рассматривать картинки. Но по картинкам трудно было понять, что там дальше происходит. Он принёс книгу в класс. Но одноклассники отказывались ему читать. Даже мало того: Маша тут же ушла, а Гриша вызывающе полез под парту.

Гога пристал к старшекласснику, но тот щёлкнул его по носу и засмеялся. Как дальше быть? Ведь он так никогда и не узнает, что дальше в книге написано, пока не прочтёт её.

Оставалось учиться. Читать самому. Вот что значит домашнее совещание! Вот что значит общественность! Он вскорости прочёл всю книгу и много других книг, но по привычке никогда не забывал сходить за хлебом, вымыть пол или посуду. Вот что интересно!

КОРРЕСПОНДЕНТ ГЕРА КРОШЕЧКИН

Когда у Геры Крошечкина появился фотоаппарат, он сразу стал в центре внимания. Ходит в центре, а мы по бокам. Каждый просит, чтобы его сняли, а Гера возмущается — мол, всех людей снять невозможно. А сам снял петуха. И где он его нашёл, подумать только! Во всём городе ни одного петуха не видно. Оказывается, он его на базаре сфотографировал.

На базар за петухом ходит, а своих товарищей снимать не хочет! Куда это годится? Окружили ребята Геру Крошечкина, галдят, умоляют сфотографировать, а он важничает. Круглый отличник Миша махнул рукой и говорит: — Да ну его! Будет петухов снимать да куриц, кому это надо! Миша круглый троечник (это чтоб их не путать), на Мишу-отличника полез.

Заискивает перед Герой, чтобы тот его снимал почаще. Но Миша-отличник отскочил в сторону — да прямо на ногу старосте Камилле Николаевой. А Гера эту сцену сфотографировал. Миша круглый троечник заорал: — Смотрите-ка, смотрите! Успел заснять, когда Миша-отличник на Камиллиной ноге стоял, вот молодец! Камилла заплакала, а Гера её тут же сфотографировал всю в слезах.

Камилла говорит сквозь слезы: — Вы же видите, какие ужасные сцены он снимает! Мне на ноге чуть пальцы все не отдавили, а для него сенсация. Вот до чего он дошёл со своим аппаратом! Круглый троечник Миша говорит Гере: — Я готов, пусть кто угодно стоит на моей ноге, только бы меня засняли! Круглый отличник Миша говорит ему: — Мы знаем, ты на всё готов, только бы не учиться.

Ни одной четвёрки за всю жизнь не получил.
— И с тройками всю жизнь переводят, — ответил Миша-троечник.

Источник: https://romanbook.ru/book/2283003/?page=1

Голявкин В. Карусель в голове (Рассказы)

 К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей.  — Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу.

— Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах.  — Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть.  — Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят.  — Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит.

  — В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока. — И я написал большими буквами на весь лист:

 ВИЛИСАПЕТ ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ САМАЛЁТ ВИРТАЛЁТ ХАКЕЙ

 Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

 МОРОЖЕНОЕ

 Отец прочёл и говорит:  — Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём.  Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю:  — До которого часу?  — До лучших времён.  — До каких?  — До следующего окончания учебного года.

  — Почему?  — Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах.  Как будто у слов есть ноги!  А мороженое мне уже сто раз покупали…

 НЕ-А…

 Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа.  — Не мешает тебе чёлка? — спросил я.  — Не-а.  — Меня видишь?  — Не-а.  — Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь?  — А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает.

— Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула.  — И часто дуть приходится?  — А что?  — Не устаёшь?  — Не-а.  — С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти!  — Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он.

  — Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил:  — Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает.  — И обратно не прилетает?  — Я вам серьёзно говорю.  — Но нельзя ведь всё время трясти головой!  — Почему нельзя?  — Голова заболит от беспрерывных трясок.  — Не-а.  — Да и неудобно.

Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает?  — Два раза в суп и три раза в кисель…  — Ну и как?  — Смешно.  — Неужели?  — А что?  — А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает?  — Не-а.

  — Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь?  — Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю.  — Ну и ну!  — А что?

 — А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь?  — Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают.  — И видно?  — Ну, не очень.

А что?  — Тряс головой бы тогда и дул.  — От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу…  — Сознался хоть.  — А что?  — М-да… Много у тебя хлопот.  — Не-а…  — А что? — передразнил я.

  — Это вы меня спрашиваете?  — Не-а, — сказал я. — Хватит с меня.

 Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля.

Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал:  — Чего под ногами болтаешься!  Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами.  Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

 Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами.

Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами!  Шёл домой старик.  Но разве он мог пройти?  Он сказал:  — Разрешите.  И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.  Ведь он ждал своего приятеля.

Зачем же хватать его за шиворот?  Хотя…  Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

 Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О кружочек, и Т — молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел.  Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку:  — Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду.  И он тут же бежал на кухню мыть посуду.

И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве. А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился. Зато Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в письмах родителям.

И читала ему вслух. А Гога, устроившись поудобней на диване, слушал с закрытыми глазами. «А зачем мне учиться читать, — рассуждал он, если бабушка мне вслух читает». Он и не старался.  И в классе он увиливал как мог.  Учительница ему говорит:  — Прочти-ка вот здесь.

  Он делал вид, что читает, а сам рассказывал по памяти, что ему бабушка читала.  Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил:  — Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не дуло. Или:  — У меня так кружится голова, что я сейчас, наверное, упаду…

  Он так искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала.  Врач спросил:  — Как здоровье?  — Плохо, — сказал Гога.  — Что болит?  — Всё.  — Ну, иди тогда в класс.  — Почему?  — Потому что у тебя ничего не болит.  — А вы откуда знаете?  — А ты откуда знаешь? — засмеялся врач.

  И он слегка подтолкнул Гогу к выходу.  Больным Гога больше никогда не притворялся, но увиливать продолжал.  И старания одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

 — Давай будем серьёзно учиться, — сказала ему Маша.  — Когда? — спросил Гога.  — Да хоть сейчас.  — Сейчас я приду, — сказал Гога. И он ушёл и не вернулся.  Потом к нему Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл букварь, Гога полез под парту.  — Ты куда? — спросил Гриша.  — Иди сюда, — позвал Гога.  — Зачем?  — А здесь нам никто мешать не будет.

  — Да ну тебя! — Гриша, конечно, обиделся и сейчас же ушёл.  Больше к нему никого не прикрепляли.  Время шло. Он увиливал.  Приехали Гогины родители и обнаружили, что их сын не может прочесть ни строчки. Отец схватился за голову, а мать за книжку, которую она привезла своему ребёнку.  — Теперь я каждый вечер, — сказала она, — буду читать вслух эту замечательную книжку своему сыночку.

Бабушка сказала:  — Да, да, я тоже каждый вечер читала вслух Гогочке интересные книжки. Но отец сказал:  — Очень даже напрасно вы это делали. Наш Гогочка разленился до такой степени, что не может прочесть ни строчки. Прошу всех удалиться на совещание.  И папа вместе с бабушкой и мамой удалились на совещание.

А Гога сначала заволновался по поводу совещания, а потом успокоился, когда мама стала ему читать из новой книжки. И даже заболтал ногами от удовольствия и чуть не сплюнул на ковёр.  Но он не знал, что это было за совещание! Что там постановили!  Итак, мама прочла ему полторы страницы после совещания. А он, болтая ногами, наивно воображал, что так и будет дальше продолжаться.

Но когда мама остановилась на самом интересном месте, он опять заволновался.  А когда она протянула ему книгу, он ещё больше заволновался.  — А дальше читай сам, — сказала ему мама. Он сразу предложил:  — Давай я тебе, мамочка, вымою посуду.  И он побежал мыть посуду.  Но и после этого мама отказывалась читать.  Он побежал к отцу.

  Отец строго сказал, чтобы он никогда больше не обращался к нему с такими просьбами.  Он сунул книгу бабушке, но она зевнула и выронила её из рук. Он поднял с пола книгу и опять отдал бабушке. Но она опять выронила её из рук.

Нет, раньше она никогда так быстро не засыпала в своём кресле! «Действительно ли, — думал Гога, — она спит, или ей на совещании поручили притворяться?» Гога дёргал её, тормошил, но бабушка и не думала просыпаться.  А ему так хотелось узнать, что дальше происходит в этой книжке!  В отчаянии он сел на пол и стал рассматривать картинки.

Но по картинкам трудно было понять, что там дальше происходит.  Он принёс книгу в класс. Но одноклассники отказывались ему читать. Даже мало того: Маша тут же ушла, а Гриша вызывающе полез под парту.  Гога пристал к старшекласснику, но тот щёлкнул его по носу и засмеялся.  Как дальше быть?  Ведь он так никогда и не узнает, что дальше в книге написано, пока не прочтёт её.

 Оставалось учиться.  Читать самому.  Вот что значит домашнее совещание!  Вот что значит общественность!  Он вскорости прочёл всю книгу и много других книг, но по привычке никогда не забывал сходить за хлебом, вымыть пол или посуду.  Вот что интересно!

Источник: http://bibliotekakirov.ucoz.ua/load/3_klass/goljavkin_v_karusel_v_golove_rasskazy/5-1-0-317

Ссылка на основную публикацию