Сладков. отчего у лисы длинный хвост? читать

Книга Силуэты на облаках. Автор — Сладков Николай Иванович. Содержание — Отчего у лисы длинный хвост?

Отчего у лисы длинный хвост?

Конечно, от любопытства! Не оттого же, что она на хвост рыбу будто бы в проруби ловит. И не потому, что следы будто бы хвостом заметает. Длинным лисий хвост становится от любопытства.

Начинается всё с той поры, как прорежутся у лисят глаза. Хвосты у них в эту пору совсем ещё маленькие и короткие, как у всех зверят.

Но вот глаза прорезались, и хвосты сразу же начинают вытягиваться! Становятся всё длинней и длинней. И как же им не длиннеть, если лисята изо всех силёнок тянутся к светлому пятнышку — к выходу из норы. Ещё бы: шевелится там что-то невиданное, шумит неслыханное и пахнет нечуянным!

Только вот страшно. Страшно вдруг оторваться от обжитой норы. И потому высовываются лисята из неё только на длину своего ещё короткого хвостика. Словно придерживаются кончиком хвоста за родимый порог. Чуть что — чур-чура — я дома.

А белый свет манит. Цветы кивают: понюхайте нас! Камни блестят: потрогайте нас! Жуки скрипят: поймайте нас!

Лисята тянутся, тянутся всё дальше и дальше. Хвостишки их вытягиваются, растягиваются. Становятся всё длинней и длинней. От любопытства, конечно. От чего же ещё?

Клад

Я нашёл клад. Он был спрятан в потайном месте, под густым развесистым папоротником. Только раздвинул ажурные перья — и вот он, у моих ног! Горстка сияющих драгоценностей. Жемчуга, перламутр, бриллианты. Это птичье гнездо. И в нём яички: прекраснее перламутра и жемчуга! Что жемчуга — они мертвы. А в яичках жизнь и тысячи тысяч будущих песен.

Сколько таких кладов спрятано по горам! В густой траве, в дуплах деревьев, под корнями пней и в щелях скал. И только одним эти клады отличаются от настоящих: их лучше не трогать. Лишь ненайденные и нетронутые, смогут они принести людям радость.

Крылатое дерево

Многое я повидал в горах, и удивляться уж почти перестал, да снова и удивился. Нашел крылатое дерево! Ёлку, увешанную крыльями птиц! Стою смотрю, и сладко так покалывает под ложечкой: рядом тайна.

Висят на еловых лапах крылья грачей, сорок и ворон. Крылья кедровок, сизоворонок, галок, голубей, соек. Чёрные, серые, бурые, голубые, пёстрые. Как праздничные флажки. Как бельё на верёвке после большой стирки. Или это сами птицы крылья свои после дождя вывесили на просушку? Вот какая чепуха лезет в голову!

Конечно, всё сейчас разгадается. Всё станет понятно и просто, всё объяснится. Я поэтому и не спешу: хочется подольше побыть наедине с загадочным и непонятным. Всё меньше вокруг нас остаётся загадок, всё скучнее становится.

Да, всё просто. На ёлке гнездо сокола, в гнезде маленькие птенцы. Соколы ловят для них птиц и готовят для деток котлетки. Ощипывают грачей и ворон, сорок и голубей, отрывают и бросают жёсткие крылья. Крылья и перья застревают в густых еловых лапах. Вот и висят они как праздничные флажки, как игрушки на новогодней ёлке.

Жаль, ещё одной загадкой в горах стало меньше…

Лесные пословицы и поговорки

Для медведя зима — одна ночь.

Рысь за двумя зайцами не гонится, но одного не пропустит.

Подёнка один день живёт, а подёнки — вечно.

Муха с мухоловкой не уживутся.

С волка один спрос — что за телёнка, что за цыплёнка.

Любит тетерев тетеревятника, как перепёлка перепелятника.

И у навозного жука был день рождения.

Каждый на своих лапах стоит.

Кроту падать некуда.

* * *

Повстречались с Лесовичком на опушке, он мне и говорит:

— Ростом ты против меня эвон какой, только я тебе не завидую!

— Что так? — удивился я.

— А то, что вижу я вдвое больше тебя. Ты привык на всё свысока смотреть, с высоты своего роста. У тебя на всё одна точка зрения. У тебя точка, а у меня — кочка!

Лесовичок вскарабкался на кочку, приложил ладошку козырёчком ко лбу и огляделся.

— Во, вижу! — крикнул он.

— Чего видишь? — спросил я.

— Невиданное вижу. О-ё-ё-ё-ё-ёй! Хочешь посмотреть?

— Ещё бы! — воскликнул я.

— Тогда скорей опускайся на четвереньки!

— Куда опускаться?

— На четвереньки, на четвереньки! А то глазеешь, как пожарник с вышки.

Я опустился на четвереньки. О-ё-ё-ё-ёй! Действительно! Вот это да!

— Чего я тебе говорил? — подмигнул Лесовичок. — Кочка-то не хуже точки. Так-то, брат. Хочешь понять жизнь птиц — по воздуху полетай, покачайся на ветках. Хочешь понять насекомых — поползай на животе, а четвероногих — опустись на четвереньки. Да вот с их кочки-то о них и суди!

Отчаянный путешественник

Путешествие — трудное дело. Всякий путешественник терпит невзгоды. И упорные, бывает, сдают.

Но есть путешественники беззаветные, неколебимые, просто отчаянные. О них я подумал, когда увидел на снегу паучка.

Вот он — чёрная точка рядом с лыжнёй. Ножки поджаты; мёртвый, оцепенелый, застылый. Но поднимется солнце, пригреет чуть — и он оживёт. Зашевелится, разомнёт замлевшие лапки — и снова в путь!

Так и идёт: светит солнце — бежит всё вперёд и вперёд. А накроет тень — съёжится и лежит. Лежит и ждёт терпеливо, авось тепло опять воскресит, — чтоб снова продолжить путь!

Бежит и лежит, лежит и бежит. Такому предел — только смерть.

Флажки на болоте

Неохота вылезать из-под тёплого одеяла! За окном сырая весенняя ночь. Без того знобит, а тут натягивай ещё скользкие сапоги, задубелую куртку.

— Ну куда тебя несёт? — возмущается во мне нытик. — В чёрное лесное болото? Под сапогами будет булькать вода, засопит и зачмокает хлябь, в глаза будут тыкаться сучья…

А бодрячок хорохорится:

— Подумаешь — хлябь, первый раз, что ли? А вдруг что-нибудь и увидишь!

— Ну и что ты увидишь? — канючит нытик. — Всю весну месишь грязь; всё уже видано-перевидано! Всё расписано по минутам. В два пятьдесят заблеет бекас, в три часа прилетят косачи, через пять минут они запоют. В пять десять пролетит над током ворона, в пять тридцать прилетят на болото чайки. Хоть часы проверяй!

А вдруг? — сопротивляется бодрячок.

— Что «вдруг», что «вдруг»? — сердится нытик. — «Вдруг» только в книжках бывает. А вот ноги будут в засидке мёрзнуть — чай, воды по колено. Спина замлеет, пальцы перестанут сгибаться. И уж это не вдруг, а наверняка!

— Всё так! — вздыхает бодрячок. — И руки, и ноги, и пальцы. И замлеет спина. И чайки прилетят в половине шестого. Пошли!

Я выхожу за дверь и долго стою, приглядываюсь к темноте. Но вот сдвигается туча и показывается луна. И сразу земля отделилась от неба — можно идти.

Я шагаю мимо деревни. Морозит, грязь под ногами мнётся, как упругий пластилин. Луна поочерёдно вспыхивает в окнах домов, будто в них кто-то зажигает и сразу же гасит свет.

Я иду по болоту, и лунный свет теперь уже вспыхивает и гаснет в лужах. Всё — как говорил нытик: и темь, и холод, и хлябь.

Бодрячок хрипло дышит. Потом толкает меня под ШАПКУ и прячет нос в воротник.

Два часа пятьдесят минут. Над головой заблеял бекас.

Три часа. Короткое «па-па-па!» — и рядом уселся косач.

Три часа пять минут. Слышится странное бульканье, будто воду льют из бутылки. Это косач заворковал.

Нытик зевает:

— Я что говорил? И вдруг…

Бодрячок кричит прямо в ухо:

— Ты только послушай, ты такого ещё не слыхал!

— Тише, тише, — успокаиваю я его. — Может, тебе показалось?

Но я уже знаю: не показалось! Слышатся звуки, которых я ещё не слыхал. Я слушаю и пишу: «3 часа 30 минут. На чёрном болоте незнакомые звуки — будто быстро лопаются пузыри». Как и положено, ровно в пять десять над током пролетела ворона. Ровно в пять тридцать появились и чайки. Но нытик уже не ехидничает.

Источник: https://www.booklot.ru/authors/sladkov-nikolay-ivanovich/book/siluetyi-na-oblakah/content/3634846-otchego-u-lisyi-dlinnyiy-hvost/

Николай Сладков — Бюро лесных услуг. С вопросами и ответами для почемучек

Эка невидаль – зайчата! Но я мужик смирный, говорю вежливо: «Ишь какие колобки лопоухие!» Что тут началось! «Ты, – кричит, – окосел? Стройненьких да грациозненьких зайчат моих колобками обзываешь? Вот и приглашай таких чурбанов в гости – слова умного не услышишь!»

Только от Зайчихи я убрался – Барсучиха зовёт. Прибегаю – лежат все у норы вверх животами, греются. Что твои поросята: тюфяки тюфяками! Барсучиха спрашивает: «Ну как детишки мои, нравятся ли?» Открыл я рот, чтобы правду сказать, да вспомнил Зайчиху и пробубнил.

«Стройненькие, – говорю, – какие они у тебя да грациозненькие!» – «Какие, какие? – ощетинилась Барсучиха.

– Сам ты, кощей, стройненький да грациозненький! И отец твой и мать стройненькие, и бабка с дедом твои грациозненькие! Весь ваш поганый заячий род костлявый! Его в гости зовут, а он насмехается! Да за это я тебя не угощать стану, я тебя самого съем! Не слушайте его, мои красавчики, мои тюфячки подслеповатенькие…»

Еле ноги от Барсучихи унёс. Слышу – Белка с ёлки кричит: «А моих душечек ненаглядных ты видел?»

«Потом как-нибудь! – отвечаю. – У меня, Белка, и без того в глазах что-то двоится…»

А Белка не отстаёт: «Может, ты, Заяц, и смотреть-то на них не хочешь? Так и скажи!»

«Что ты, – успокаиваю, – Белка! И рад бы я, да снизу-то мне их в гнезде-гайне не видно! А на ёлку к ним не залезть».

«Так ты что, Фома неверный, слову моему не веришь? – распушила хвост Белка. – А ну, отвечай, какие мои бельчата?»

Кукушка

«Всякие, – отвечаю, – такие и этакие!»

Белка пуще прежнего сердится:

«Ты, косой, не юли! Ты всё по правде выкладывай, а то как начну уши драть!»

«Умные они у тебя и разумные!»

«Сама знаю».

«Самые в лесу красивые-раскрасивые!»

«Всем известно».

«Послушные-распослушные!»

«Ну, ну?!» – не унимается Белка.

«Самые-всякие, такие-разэтакие…»

«Такие-разэтакие?.. Ну, держись, косой!»

Да как кинется! Взмокреешь тут. Дух, Сорока, до сих пор не переведу. От голода чуть живой. И оскорблён и побит.

– Бедный, бедный ты, Заяц! – пожалела Сорока. – На каких уродиков тебе пришлось смотреть: зайчата, барсучата, бельчата – тьфу! Тебе бы сразу ко мне в гости прийти – вот бы на сорочаток-душечек моих налюбовался! Может, завернёшь по пути? Тут рядом совсем.

Вздрогнул Заяц от слов таких да как даст стрекача!

Звали потом его в гости ещё лоси, косули, выдры, лисицы, но Заяц к ним ни ногой!

От любопытства! Не от того же, в самом деле, что она следы свои будто бы хвостом заметает. Длинным лисий хвост становится от любопытства.

Начинается всё с той поры, как прорежутся у лисят глаза. Хвосты у них в эту пору совсем ещё маленькие и короткие.

Но вот глаза прорезались – и хвосты сразу же начинают вытягиваться! Становятся всё длинней и длинней. И как же им не длиннеть, если лисята изо всех силёнок тянутся к светлому пятнышку – к выходу из норы.

Ещё бы: шевелится там что-то невиданное, шумит что-то неслыханное и пахнет нечуянным!

Только вот страшно. Страшно вдруг оторваться от обжитой норы. И потому высовываются лисята из неё только на длину своего короткого хвостика. Словно придерживаются кончиком хвоста за родимый порог. Чуть что – чур-чура – я дома!

Читайте также:  Конспект интегрированного занятия во 2 младшей группе

А белый свет манит. Цветы кивают: понюхайте нас! Камни блестят: потрогайте нас! Жуки скрипят: поймайте нас!

Лисята тянутся, тянутся всё дальше и дальше. Хвостишки их вытягиваются, растягиваются. И становятся всё длинней и длинней. От любопытства, конечно. Отчего же ещё?

Ночная кукушка дневную перекукует. Днём ей все мешают, а ночью она одна. Ночь весенняя, тёплая. Глухо вода бормочет, глухо урчат лягушки. Свет мутной луны с трудом делит темноту на небо и землю. И над приглушённо бормочущей тишиной разносится печальное и далёкое кукование, словно бьёт невидимым молоточком по сияющим шляпкам звёзд.

Кукушка

Любо петь в ночной тишине. Все тебя слушают и догадываются: скоро и их черёд.

Ночная кукушка как запевала. Всех будит до солнца. Проснутся и залетают над болотцем, скрипя крыльями, хохлатые чибисы. Уныло засвистят на седых кочках длинноносые кулики-кроншнепы: «Ку-ли-ик! Ку-ли-и-ик!»

Закудахтают в тёмной чапыге дрозды-рябинники. Журавли протрубят в гулкие трубы. Зяблик пропоёт бойко, с трескучим росчерком, словно горлышко прополощет. А там, глядишь, и солнце взойдёт.

Но это потом. А пока тишина, и кукует ночная кукушка. Бьёт и бьёт невидимый молоточек по звонким звёздам: «ку-ку, ку-ку!»

Если хочешь долго жить – поторопись в лес годы считать. Вот уж накукует их тебе ночная кукушка! На две жизни хватит. Ещё и останется!

Пришёл июнь и оставил от ночи один тёмный час.

Недовольно забубнили совы: «Для чего нам день?» Зато дневным птицам радость: ночь-то короче воробьиного носа!

Вот она, пора белых ночей!

Птичка-зарянка поёт на еловой пике: одним глазком зарю вечернюю провожает, другим утреннюю встречает.

Всё тайное стало явным. Всё невидимое – видимым.

Видно, как спят, смежив лепестки, цветы дневные. Как просыпаются в тёмной чаще ночные цветы, как испуганно приоткрывают они лепестки-ресницы и зачарованно поворачивают головки за плывущей луной.

Видно, как слетаются ночные бабочки-бражники к нашей северной орхидее – ночной красавице любке. Ведь только ночью открываются её цветы и пахнут только ночью.

Ночной ёжик семенит по тропинке. Ночная летучая мышь порхает над головой.

Ночная кукушка годы считает. Козодой, прищурив сумеречные глаза, урчит заунывно и долго.

Туман повис над рекой; сонно чмокают мокрыми губами ленивые рыбы. Тростинки вглядываются в черноту – но не дрогнет даже их отражение.

Всё призрачно и невесомо: видно и не видно, слышно и не слышно. И деревья стоят по пояс в тумане, дыхание затая.

На землю оседает белый пух тополей: как иней, как ночная пороша. И даже падающая хвоинка тревожит чуткую тишину.

А звёзды тускнеют, не успев разогреться. А заря разгорается, не успев потускнеть.

И снова зарянки славят зарю.

Источник: https://profilib.org/chtenie/20550/nikolay-sladkov-byuro-lesnykh-uslug-s-voprosami-i-otvetami-dlya-pochemuchek-16.php

ЛОГОПЕД.РУ: Конспект непосредственной образовательной деятельности по образовательной области “Коммуникация” для детей подготовительной к школе группы с ОНР на тему: “Пересказ рассказа “Отчего у лисы длинный хвост?”. — LOGOPED.RU

Никитина А.В., воспитатель МБДОУ детский сад № 4 “Светлячок” г.Бологое.

ЦЕЛЬ: Обучение связному последовательному пересказу с наглядной опорой в виде графических схем, отображающих последовательность событий.

ЗАДАЧИ:

1)формировать целенаправленное восприятие и анализ текста;

2) развивать навыки планирования пересказа (с опорой на наглядность).

3) закреплять использование разнообразных грамматических конструкций в формировании речевых высказываний.

4) коррекционная работа по активизация памяти, внимания, мышления.

МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРИЁМЫ:

Чтение, беседа, рассматривание иллюстраций, графических схем; составление графического плана рассказа, лексико-грамматические упражнения по тексту, сюрпризный момент.

ОБОРУДОВАНИЕ: сборник стихов, рассказов, сказок о животных “Кот-ворюга”; графические схемы, зубчик чеснока, корзина с лисёнком (мягкая игрушка).

ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ РАБОТА:

1)Чтение рассказа Н. Сладкова “Отчего у лисы длинный хвост?”. Рассматривание иллюстраций.

2)Повторение лексической темы “Дикие животные”. Отгадывание загадок.

3)Д/игры “Кто больше подберёт действий (признаков)?”, “Чья голова? Чей хвост?”.

4)Закрепление умения составлять сложные и распространённые предложения.

5)Экскурсия в библиотеку.

6)Просмотр телепередач про животных.

СЛОВАРНАЯ РАБОТА:

Любопытство, прорезались, вытягиваться, невиданное, неслыханное, “нечуянное”.

ХОД ЗАНЯТИЯ:

Артикуляционная гимнастика:

Са-са-са – вот идёт Лиса.

Су-су-су – видим мы Лису.

Сы-сы-сы – хвост пушистый у Лисы.

Са-са-са – Лисонька-краса.

За-за-за – закрывай глаза.

Ся-ся-ся – вот и сказка вся.

— Ребята, скажите, про кого можно так сказать?

Посмотри, какая –

Вся горит, как золотая!

Ходит в шубе дорогой,

Хвост пушистый и большой! (лиса).

— Как вы догадались, что это лиса? (хвост пушистый и большой; ходит в шубе дорогой).

— Что значит “горит, как золотая” (шубка у лисы рыжего цвета).

— А как называют детёнышей лисы? (лисята)

— Посмотрите, а кто это вас ждёт в корзинке? (лисёнок).

(в группе стоит корзинка с лисёнком (игрушкой). Дети разглядывают, гладят).

Игра с лисёнком “Отвечай быстро” (дети стоят в кругу).

— Какие лисята по характеру, по повадкам? (шустрые, глупенькие, осторожные, игривые, любопытные).

— У лисят глаза какие? (узкие, маленькие, блестящие).

— Ушки, какие? (маленькие, чуткие).

— Лапки, какие? (тоненькие, слабенькие).

— Хвостик, какой? (рыженький, пушистенький, коротенький).

— Как зовут маму лисёнка? Папу? (лиса, лисица, лис).

— Как называется домик лисы? (нора).

— Чья нора? (лисья).

— Ребята, очень много написано сказок, рассказов, стихов, загадок о лисе. Сегодня мы вспомним рассказ Николая Сладкова “Отчего у лисы длинный хвост?” (воспитатель раскрывает книгу и показывает детям иллюстрацию к рассказу).

— Кто здесь главные герои? (лисята).

— Послушайте, я вам прочту отрывок из этого рассказа (чтение).

— Отчего же становится длинным лисий хвост? (от любопытства).

— В какую пору лисята становятся любопытными? (когда прорежутся глаза).

— А что им интересно увидеть? (им интересно, что там шевелится, шумит и чем там пахнет).

— Лисята всего боятся, им страшно, они ещё маленькие. Поэтому лисята высовываются из норы только на длину своего хвостика.

— А кто им поможет преодолеть этот страх? (мама лиса).

Игра “Трудные слова”

— Сейчас мы поиграем в игру “Трудные слова”. В игре будут встречаться трудные слова: НЕВИДАННОЕ, НЕСЛЫХАННОЕ, “НЕЧУЯННОЕ”, ЛЮБОПЫТСТВО, ПРОРЕЗАЛИСЬ, ВЫТЯГИВАТЬСЯ (произнести медленно).

— Что означает невиданное? Покажите. (дети закрывают руками глаза).

— Невиданное – означает никогда не видели.

— Что означает неслыханное? Покажите. (закрывают руками уши).

— Неслыханное – означает никогда не слышали.

— А сейчас закройте глаза и по запаху догадайтесь, что у меня на блюдце? (зубчик чеснока).

— Правильно, вам этот запах знаком, а если бы вы никогда не пробовали чеснок, то не поняли бы, что это.

— Что означает “нечуянное”? (предположения детей).

(Выставить на доску схематическое изображение лисьей головы ).

— Посмотрите на схему. Что означает перечёркнутый глаз, перечёркнутое ухо, нос? (невиданное, неслыханное, “нечуянное”).

— В нашем рассказе лисята любопытные. Что означает любопытство? (когда всё хочется увидеть, услышать, потрогать, понюхать).

— Ребята, а у меня ещё есть трудные слова.

— Что значит прорезались?

— Правильно, появились. Что может прорезаться? (глаза, зубы, голос).

— А теперь встаньте на носочки, руки поднимите вверх и потянитесь. Мы с вами сразу стали выше, то есть вытянулись в длину.

— Что значит вытягиваться?

— Правильно, расти в длину.

— Давайте вместе со мной вспомним эти слова: невиданное, неслыханное, “нечуянное”, любопытство, прорезались, вытягиваться.

Физкультминутка:

У нас славная осанка И как мишка косолапый.

Мы свели лопатки И как серый волк-волчище.

Мы походим на носках, И как заинька-трусишка,

А потом на пятках. Вот свернулся волк в клубок,

Пойдём мягко, как лисята Потому что он продрог.

— Ребята, я прочитаю рассказ ещё раз. Слушайте внимательно и постарайтесь запомнить. Схемы вам в этом помогут. (чтение).

(Дети парами пересказывают рассказ. Затем один ребёнок повторяет рассказ целиком).

— Чем мы занимались сегодня на занятии?

— Как назывался рассказ, который пересказывали?

— О ком говорилось в рассказе?

— Вам понравилось читать произведения про животных?

— А сейчас давайте внимательно посмотрим в корзинку, может лисёнок вам приготовил подарки? Вы ведь все так хорошо занимались! (в корзине находится энциклопедия про животных и диск с мультфильмами про животных).

Желаем успеха!

Источник: https://www.logoped.ru/nikiav01.htm

Читать

Фотографии автора

Перед тобой книга, написанная Николаем Ивановичем Сладковым; в неё вошли любимые рассказы и фотографии автора, напечатанные ранее в сборниках: «Смелый фотоохотник» и «Под шапкой невидимкой».

Многое ему досталось трудно. Были опасны: встреча с гюрзой, знакомство с играющим, а потом испугавшимся медведем, фотографирование птичьих гнёзд, примостившихся над бездонными пропастями. Да мало ли что ждёт натуралиста за каждым поворотом узкой тропы, в конце которой раскрывается тайна.

В книге есть и новые рассказы, они публикуются впервые, так же как и фотографии к ним.

Николай Иванович постоянно в пути, постоянно торопится разведать неведомое, увидеть доселе невиданное.

А если он дома, то он перелистывает записную книжку, рассматривает фотографии, вспоминает каждый свой шаг в мельчайших подробностях, обобщает, делает выводы.

Ведь он такой писатель, который хочет не только, чтобы прочитали его книги, поверили ему, но ещё и сами пошли по неизведанным тропам и научились видеть необыкновенное в природе своими глазами.

Миллионы птиц возвращаются весной на родину. И каждая пичуга спешит. Гуси, бывает, кровяные мозоли под крыльями натирают!

Летят птицы через моря и горы, пробиваются сквозь туман и тучи. Хлещут их неистовые дожди, швыряют свирепые ветры. Днём и ночью рядом с ними холод и голод. А они летят и летят.

Птицы летят, а охотники заряжают патроны. Порох — пыж, дробь — пыж; вот и готов патрон, Ничего не знают о патроне птицы, но кто-то из них будет убит.

Патрон — гусь, патрон — утка, патрон — вальдшнеп. Где-то пока они ещё летят, торопятся в свои леса и болота, а патрон их уже ждёт, и судьба их уже решена.

Летят миллионы птиц. Заряжаются тысячи патронов., Ружья ещё молчат, а птицы уже падают и падают…

Охотник с ружьём выслеживает зверя. Выследил, высмотрел: вот он, зверь! Тут бы и рассмотреть его, Познакомиться с ним поближе. Но гремит выстрел — и встрече конец. Ружьё у охотника не для добрых знакомств!

А будь в руках у него не ружьё, а фотоаппарат, то и не конец был бы встрече, а только начало. Начало самого интересного: знакомства с живым существом.

Вы вдвоём: ты и зверь. Он не видит тебя. Он ведёт себя так, будто тебя и нет.

Ты и зверь…

Шорох листьев. Блики солнца. Всё так, как всегда. Без насторожённых ушей, без страха в потемневших глазах, без оскаленных зубов и вздыбленной шерсти.

Читайте также:  Игра развлечение в группе раннего возраста

Не бери в лес ружьё…

В глубокой древности человек оттолкнул от себя диких зверей и птиц на расстояние вытянутой руки. А потом — на расстояние руки с палкой, А что ему было делать? Нужно было мясо, чтобы есть, и шкуры, чтоб одеваться.

С тех пор расстояние это растёт и растёт, всё дальше и дальше отодвигает человек от себя всё живое. На дальность броска камнем. На расстояние полёта стрелы.

А вот уж не подпускает к себе и на ружейный выстрел.

Но что-то противится в человеке такому разрыву. Что-то толкает его к сближению.

Страшных хищников больше нет. Шкуры и мясо даёт хозяйство. Зачем же нам враждовать с дикими животными?

Человек устраивает зоопарки, держит дикарей дома. Но всё это, конечно, не то. Клеточный зверь не похож на лесного. В клетке он сам не свой.

Человек идёт в лес. Но в лесу всё живое в ужасе шарахается от него.

Человеку обидно: в этом теперь он уже не виноват, виноваты только охотники., Это они приносят в лес страх. Это они увеличивают разрыв.

Если мы выкинем ружья, расстояние недоверчивости сократится. Оно совсем станет маленьким, если при встрече мы не станем поднимать палку или нагибаться за камнем. И мы снова обретём добрых соседей. А пока…

Лесные жители — особые жители.

Можно жить с ними бок о бок и даже не догадываться об этом. Можно сталкиваться нос к носу — и ничего о них не узнать.

С ними не побудешь с глазу на глаз. И не поговоришь по душам. Они не любят выставлять себя напоказ и не любят чужого глаза. С ними так: хочешь увидеть — сам стань невидим.

Раздобудь себе шапку-невидимку.

Шапку-невидимку я сделал из четырёх палок и куска плотной материи. Не так-то уж это оказалось и трудно! Правда, вышла шапка не сказочной красоты, но зато сказочного свойства — настоящая невидимка.

Вот посмотрите: я тут, а меня и не видно! Это и есть как раз то, что и требуется от шапки. Тебя не видно, а ты видишь всё!

В шапке четыре окошка: вперёд, назад, вправо и влево. Стоит приподнять клапаны-занавески — и смотри на четыре стороны: хочешь на юг, хочешь на север, на запад или восток!

Звери и птицы тебя не видят и вытворяют, что только в головушку им придёт! Играют, дурачатся и дерутся. Поют, танцуют, работают. Моются, чистятся, загорают. Да мало ли что! Они ничего не боятся. Они ведь не видят, что там, под шапкой!

Шапку делай по моде. На какой цвет в твоём месте мода — такую и шапку шей. В пустыне все птицы и звери жёлтое носят — и ты шей шапку под цвет песка. На каменных россыпях пёстрое в моде — и шапку делай из лоскутов. Для леса хороша шапка пятнистая, в поле — зелёная, а на снегу — белая. Даже красную можно надеть — если снимаешь в цветущих маках.

Любой цвет подойдёт, лишь бы по птичье-звериной моде.

Под шапкой, конечно, ты: ты ведь не голову прикрываешь ею, а сразу всего себя.

Должен быть под шапкой-невидимкой и пенёк-оборотень. Есть в лесу такие пеньки: — с виду пенёк пеньком, коряжка коряжкой, а повернёшь его так и сяк — он и обернётся тебе, то скамейкой, то креслицем. Это кстати: сидеть под шапкой-невидимкой много удобнее, чем стоять.

Скатерть-самобранку бери из дому: чай в термосе, бутерброд. Конфетку кисленькую — пососать. Время под шапкой тянется долго…

Но главное — не забудь фоторужьё.

И всё, что к нему полагается.

Запасные кассеты с заряженной плёнкой (а вдруг повезёт — и от птиц и зверей отбоя не будет!).

Перезарядный мешок (а вдруг не повезёт — и пленку «заест»!).

Экспонометр (вдруг погода будет резко меняться: то темно, то светло).

Упор для руки. И ещё, — записную книжку.

Шапка-невидимка нужна, чтобы укрыться. Фоторужьё нужно, чтобы снимать.

Понятно, что записная книжка нужна, чтобы в неё записывать.

Всё. Например, свои мысли. Подумай только: в голову тебе пришла мысль, а её некуда записать. Конечно, понадеешься на память и, конечно, всё позабудешь. И получится так, будто мысль в голову и не приходила. Но согласись: обидно иметь такую голову, в которую никогда не приходят мысли!

А если ты увидел что-нибудь такое, чего раньше никогда не видел? Или узнал, чего раньше не знал? Опять понадеешься на память, и опять память тебя подведёт. И опять случится, будто ты ничего не видел, ничего не слыхал а ничего не узнал. Спрашивается, зачем же ты тогда время терял?

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=199370&p=28

Книга — Лесные тайнички (сборник) — Сладков Николай Иванович — Читать онлайн, Страница 3

Закладки

Потом я узнал, что многие птицы впадают в какое-то странное оцепенение, если их положить спинкой вниз. Но у синички это получается лучше всех и часто спасает её от неволи.

Какое дело воронам до рыб?

Какое дело рыбам до ворон?

А рыбакам – тем дело до всего. Назначили рыбаки ворон в сторожа – рыбу караулить. Давно замечено, что нельзя доверить козлу капусту, а коту сметану. Но рыбаки рыбу воронам доверили. Дошлые эти рыбаки.

В подлёдном мире сейчас темно – чёрная там зима. Холодно и душно. Сонные рыбы лениво шевелятся и разевают рты. Им нечем дышать. Запас кислорода подходит к концу; свежему воздуху не просочиться под лёд. Того и гляди, начнётся рыбий замор. Гляди… а кто же будет глядеть?

Сторожа-рыбака, что ли, к каждой проруби сажать?

А сажать надо. Прозеваешь начало замора – останешься летом без рыбы.

Выручают рыбаков вороны. Рыбы, когда начнут задыхаться, собираются к прорубям и высовывают из воды губы. Вороны сейчас же всё замечают, поднимают крик и слетаются к прорубям со всех сторон.

Знают рыбаки: коли кружит над прорубью вороньё – значит, пришла беда. Хватают они ломы, топоры, пешни и спешат спасать рыбу. Рубят большие проруби, чтобы в них, как в широко раскрытые окна, ворвался свежий и чистый воздух.

По первому вороньему сигналу все спешат, как один.

Зорок вороний глаз. Сторожа это надёжные и бесплатные. Им можно рыбу доверить.

Они не проворонят!

Лиса и Заяц

– Почему это, Заинька, у тебя такие длинные ушки? Почему это, серенький, у тебя такие быстрые ножки?

– А всё потому, Лисонька, что уж очень у тебя шажки тихие да уж очень острые зубки!

Ястреб и Оляпка

– Ну, Оляпка, попадись: сейчас я тебя сцапаю!

– А я, Ястреб, от тебя в полынью нырну.

– А я тебя у полыньи подкараулю!

– А я во вторую полынью выскочу.

– А я у второй подкараулю!

– А я тогда в первую выскочу.

– А я… И долго ты так от полыньи к полынье будешь мотаться?

– Да пока тебе за мной гоняться не надоест!

Сорока и Волк

– Эй, Волк, чего ты хмурый такой?

– От голода.

– И рёбра торчат, выпирают?

– От голода.

– А воешь чего?

– От голода.

– Вот и говори с тобой! Заладил, как сорока, – от голода, от голода, от голода! Чего это ты нынче такой неразговорчивый?

– От голода.

Воробей и Синица

– Угадай, Синица, какое у людей самое страшное оружие?

– Ружьё?

– Э-э, не угадала!

– Пушка?

– Опять не угадала!

– Какое же тогда, Воробей?

– Рогатка. Из пушки-то по воробьям не стреляют, а из рогатки – только успевай отскакивать! Я-то уж знаю, я-то стреляный воробей!

Сорока и Заяц

– Вот бы тебе, Заяц, да лисьи зубы!

– Э-э, Сорока, всё равно плохо…

– Вот бы тебе, серый, да волчьи ноги!

– Э-э, Сорока, невелико счастье…

– Вот бы тебе, косой, да рысьи когти!

– Э-э, Сорока, что мне клыки да когти? Душа-то у меня всё равно заячья…

Волк и Сова

– Мы, Сова, с тобой во всём одинаковые: ты серая, и я серый, у тебя когти, и я хищник. Почему же встречают нас люди по-разному? Тебя хвалят-расхваливают, меня клянут-проклинают.

– А ты, Волк, что ешь-то?

– Да всё больше жирных барашков, да козлят, да телят…

– Ну вот видишь! А я всё мышей вредных. Похожи мы с тобой по одёжке, да разные по делам!

Ласка, Белочка и Медведь

– Я, Ласочка, к зиме беленькой стала – как берёзка!

– А я, Белочка, серенькой – как осинка!

– Ну а я, Медведище, как ёлочки, – зимой и летом одним цветом!

Дятел и Тетерев

– Здравствуй, Тетерев! Со вчерашнего дня не виделись. Где летал, где спал?

– Летал я «над», спал «под».

– Что это за ребус такой: то «над», то «под»?

– Это не ребус, а снег. Летал над снегом, ночевал под снегом.

– Ишь какая у тебя жизнь развесёлая! А я, горемыка, всё «в» да «в». Летаю в лесу, прыгаю в ёлках, ночую в дупле. Ску-учно!

Свистит косая метель – белая метла дороги метёт. Дымятся сугробы и крыши. Рушатся с сосен белые водопады. Скользит по застругам яростная позёмка. Февраль летит на всех парусах!

Гонятся вихри за санями, машинами, кружат хороводы вокруг домов, заметают пути-дороги.

Тонут в белые волнах заборы. За каждым столбом – снеговорот. Над каждой елью – белые флаги.

Завевает, кружит, заносит. Свистит, скулит, воет. Лепит в глаза, в спину толкает, дышать не даёт.

Тучи-снегосыпы сыплют снег сверху. Сугробы-снеговеи веют снег снизу. Солнце запуталось в вихрях, как золотая рыба в белой сети.

Круговерть от земли и до неба!

Нагрянул в лес холодный февраль. На кусты сугробы намёл, деревья инеем опушил. А солнышко хоть и светит, да не греет.

Пригорюнились птицы и звери: как дальше жить?

Хорёк говорит:

– Спасайтесь кто как может!

А Сорока стрекочет:

– Опять всяк сам за себя? Опять поодиночке? Нет чтобы нас сообща против общей беды! И так уж все про нас говорят, что мы в лесу только клюёмся да грызёмся. Даже обидно…

Тут Заяц ввязался:

– Правильно Сорока стрекочет. Один в поле не воин. Предлагаю создать Бюро лесных услуг. Я вот, к примеру, куропаткам помочь могу. Я снег на озимях каждый день до земли разрываю, пусть они после меня там семена и зелень клюют – мне не жалко. Пиши меня, Сорока, в Бюро под номером первым!

Источник: https://detectivebooks.ru/book/34456537/?page=3

Читать онлайн электронную книгу Танчами. Сказки народов севера — Почему у лисы хвост длинный бесплатно и без регистрации!

В давние времена Лиса, Медведь и Заяц жили соседями, дружили, никто никого не обижал и не обманывал.

Читайте также:  Внеклассные мероприятия в 9 классе. разработки

Тогда все звери были бесхвостыми, разговаривали таким языком, как и люди, и себе на еду не добывали друг друга.

Но вот в какой-то один день прошел слух, что добрый дух Хэвэки зверям хвосты раздает.

Лиса, Медведь и Заяц посоветовались и тоже решили пойти к Хэвэки и попросить себе хвосты.

Лиса говорит своим друзьям:

— Пойдем через гору. На горе много ягод и дорога ближняя.

Медведь и Заяц согласились и пошли через гору.

Идут и идут втроем, вот увидели ягодную поляну и начали есть сладкие ягоды. Поели все ягоды и пошли дальше. Пришли на другую поляну — и там много ягод. Попробовали — еще слаще.

Разбрелись Медведь и Заяц по поляне и начали есть ягоды, а Лиса за кусты спряталась, будто она там ягоды нашла.

Едят и едят Медведь с Зайцем, никак наесться не могут: то сядут и вокруг себя ягоды берут, то по поляне ползают и собирают, да еще и переговариваются, о всяких вкусных вершках и корешках, листьях и плодах вспоминают…

Лиса видит, что они обо всем на свете забыли, дальше ушла, а потом убежала от них.

Медведь и Заяц наелись, воды из ручья попили, сели под кустом отдохнуть и уснули.

И сколько они там спали — никто не знает.

Но пока они спали, Лиса пришла к Хэвэки и попросила хвост:

— Добрый дух Хэвэки, дай мне длинный и самый красивый хвост.

Хэвэки говорит ей:

— Самый большой не могу дать. Другим зверям не хватит материала на хвосты. Еще Медведь и Заяц не пришли.

— Они на горе ягоды собирают. Длинные хвосты они не хотят иметь, — говорит Лиса.

Хэвэки поверил ей. Он выбрал красивую шерсть, сделал из нее длинный и пушистый рыжий хвост, пришил его Лисе.

Обрадовалась Лиса, что у нее такой красивый и длинный хвост, выскочила из дома Хэвэки и в лесу спряталась.

Медведь и Заяц проснулись, вспомнили, куда и зачем они идут, и позвали Лису. Но Лисы нигде не было, и они отправились вдвоем. Когда с горы спускались, увидели еще одну поляну и там ягоды ели и отдыхали.

Долго они так шли. По дороге встретили Волка с хвостом, потом Горностая и Белку — Хэвэки им уже выдал хвосты, и они возвращались домой.

К вечеру Медведь и Заяц пришли к Хэвэки и говорят:

— Добрый дух Хэвэки, дай хвосты. Хотим быть хвостатыми.

Посмотрел Хэвэки в свой лабаз[4]Лабаз — амбар на сваях для хранения продуктов и вещей. и говорит:

— Опоздали. Всем хвосты уже раздал. Материала осталось только на один маленький хвост.

Хэвэки достал совсем немного шерсти и сделал один маленький хвост.

Медведь хотел себе взять этот хвост, но Хэвэки не дал ему:

— Как Заяц без хвоста жить будет? Этот хвост я разделю на два, — сказал он.

И разделил его на два хвостика, пришил им: Медведю — побольше, а Зайцу — совсем маленький кусочек.

Медведь и Заяц потрогали свои куцые хвосты, потом осмотрели друг друга: как они пойдут с такими хвостами и что о них звери говорить будут? Обидно им стало, что у них самые короткие хвосты, заплакали они и домой пошли по той же дороге.

Когда поднимались на гору, к ним из-за деревьев выбежала Лиса с пушистым длинным хвостом и спрашивает:

— Какие хвосты имеете?

Посмотрела на их куцые хвостики и рассмеялась:

— Сами виноваты, — говорит им. — Почему шли так долго? Мне Хэвэки вот какой хвост дал!

Лиса села на пенек и показала, какой у нее длинный и красивый хвост: положила его на плечи и вокруг шеи обвернула.

Медведь и Заяц только теперь догадались, почему Лиса уговорила их пойти ягодной дорогой, а потом бросила: чтоб раньше их прибежать к Хэвэки и себе хвост побольше выпросить.

Рассердился Медведь и говорит ей:

— А-а! Ты хитростью добыла себе длинный хвост. На гору завела нас и убежала! Отдай нам половину хвоста!

Медведь заревел на весь лес и хотел схватить Лису, оторвать у нее часть хвоста, но Лиса как прыгнет и ну бежать, только хвост между кустов замелькал. Медведь побежал следом, да куда ему за Лисой угнаться — не догнал он рыжехвостую.

А Заяц видит такое дело, испугался, что Медведь может у него отобрать хвостик, и тоже убежал, но в другую сторону.

Так Лиса обманула Медведя и Зайца и выпросила себе длинный пушистый хвост.

С тех пор Медведь, Лиса и Заяц больше не дружат. Каждый живет сам по себе… Заяц боится, что у него и тот хвостик оторвут, и от всех прячется. Медведь злится на всех длиннохвостых, и они очень боятся попадать ему в лапы: как только увидят — убегают. А Лиса все так же обманывает всех и гордится своим красивым хвостом.

Старые эвенки говорят, что с тех пор, как Хэвэки раздал хвосты, все звери завидуют друг другу и спорят: чей хвост лучше… И поэтому они ссорятся и враждуют, сильные убивают слабых и едят, а их хвосты разрывают.

Так звери живут и до сих пор.

Источник: http://librebook.me/tanchami__skazki_narodov_severa/vol3/1

Почему барсук и лиса в норах живут

Хранители сказок | Белорусские народные сказки

Когда-то, рассказывают, не было у зверей и скота хвостов. Только один царь звериный — лев — имел хвост.

Плохо жилось зверям без хвостов. Зимой еще кое-как, а подойдет лето — нету спасения от мух да мошкары. Чем их отгонишь? Не одного, бывало, за лето до смерти заедали оводы да слепни. Хоть караул кричи, коль нападут.

Доведался про такую беду звериный царь и дал указ, чтоб все звери шли к нему хвосты получать.

Кинулись царские гонцы во все концы зверей созывать. Летят, в трубы трубят, в барабаны бьют, никому спать не дают. Увидали волка — передали ему царский указ. Увидали быка, барсука — тоже позвали. Лисице, кунице, зайцу, лосю, дикому кабану — всем сказали, что надо.

Остался один лишь медведь. Долго искали его гонцы, нашли наконец сонного в берлоге. Разбудили, растолкали и велели, чтоб за хвостом поспешал.

Да когда ж оно было, чтоб медведь да торопился. Бредет себе потихоньку, помаленьку — топ, топ, все кругом разглядывает, нюхом мед выискивает. Видит — пчелиное дупло на липе. “Дорога-то к царю долгая, — думает, — надобно подкрепиться”.

Взобрался медведь на дерево, а там, в дупле, меду полным-полно. Забормотал он на радостях да и стал дупло выдирать, мед загребать, за обе щеки уплетать. Наелся, глянул на себя, а шуба-то вся в меду да в трухе!.. “Как же, — думает, — в таком виде пред царские очи являться?”

Пошел медведь на речку, вымыл шубу да и прилег на пригорке сушиться. А солнышко так припекло, что не успел Мишка и оглянуться, как уже сладко захрапел.

Тем временем стали звери к царю собираться. Первой прибежала лиса. Огляделась по сторонам, а перед царским дворцом целая куча хвостов: и длинные, и короткие, и голые, и пушистые…

Поклонилась лиса царю и говорит:

— Ясновельможный господин царь! Я первая откликнулась на твой царский указ. Дозволь же мне за это выбрать себе хвост какой захочется…

Ну, царю-то все равно, какой хвост дать лисе.

— Ладно, — говорит, — выбирай себе хвост по вкусу.

Разворошила хитрая лиса всю кучу хвостов, выбрала самый красивый — длинный, пушистый — и помчалась назад, пока царь не передумал.

За лисой прискакала белка, выбрала себе хвост тоже красивый, да только поменьше, чем у лисы. За нею — куница. И она с хорошим хвостом назад побежала.

Лось, тот выбрал себе хвост самый длинный, с густою метелкой на конце, чтоб было чем от оводов да слепней отмахиваться. А барсук схватил хвост широкий да толстый.

Лошадь взяла себе хвост из сплошного волоса. Прицепила, махнула по правому боку, по левому — хорошо бьет. “Теперь мухам смерть!” — заржала она на радостях и поскакала на свой луг.

Последним прибежал зайчик.

— Где же ты был? — говорит царь. — Видишь, у меня один только маленький хвостик остался.

— А мне и этого хватит! — обрадовался зайчик. — Оно и лучше, чтоб налегке от волка и собаки убежать.

Прицепил себе зайчишка коротенький хвостишко куда полагается, скакнул раз, другой и побежал веселый домой. А звериный царь, все хвосты раздав, пошел спать.

Только под вечер проснулся медведь. Вспомнил, что надо ведь к царю за хвостом торопиться. Глянул, а солнце-то уже за лес катится. Кинулся он со всех ног галопом. Бежал, бежал, аж вспотел бедняга. Прибегает к царскому дворцу, а там — ни хвостов, ни зверей… “Что ж теперь делать? — думает медведь. — Все будут с хвостами, один я без хвоста…”

Повернул Мишка назад и злой-презлой потопал в свой лес. Идет он, вдруг видит — на пне барсук вертится, ладным своим хвостом любуется.

— Послушай, барсук, -говорит медведь, -зачем тебе хвост? Отдай его мне!

— И что ты, дядька медведь, выдумал! — удивляется барсук. — Разве можно такого красивого хвоста лишиться?

— А не дашь по доброй воле, силой отберу, -• буркнул медведь и положил свою тяжелую лапу на барсука.

— Не дам!.. — закричал барсук и рванулся изо всех сил бежать.

Смотрит медведь, а у него в когтях кусок барсучьей шкуры остался да кончик хвоста. Бросил он шкуру прочь, а кончик хвоста себе прицепил и двинулся в дупле мед доедать.

А барсук от страха места себе не найдет. Куда ни спрячется, все ему мерещится, что вот-вот придет медведь, остаток хвоста отберет. Вырыл он тогда в земле большую нору, там и поселился. Рана на спине зажила, а осталась зато темная полоска. Так до сих пор она и не посветлела.

Бежит раз лиса, глядь — нора, а в ней кто-то храпит, словно подвыпил. Забралась она в нору, видит, там барсук спит.

— Что это тебе, соседушко, наверху тесно, что ты под землю забрался? — удивляется лиса.

— Да-а, лисичка, — вздохнул барсук, — правда твоя — тесно. Если б не еду искать, то и ночью бы не выходил отсюда.

И рассказал барсук лисе, отчего ему на земле тесно. “Э-э, — подумала лиса, — коль медведь на барсучий хвост позарился, то мой ведь во сто раз краше…”

И побежала она искать от медведя убежища. Пробегала целую ночь, нигде спрятаться не может. Наконец под утро вырыла себе нору, такую же, как у барсука, залезла в нее, прикрылась своим пушистым хвостом и спокойно уснула.

С той поры барсук и лиса живут в норах, а медведь так без хорошего хвоста и остался.

Хранители сказок | Белорусские народные сказки

Источник: http://hobbitaniya.ru/belnarod/belnarod62.php

Ссылка на основную публикацию